56cbc3a5

Лежнев Алексей - Пусть Увядает Сто Цветов



Алексей Лежнев
Пусть увядает сто цветов...
1
Город был затоплен ими, как толкучка. Кир осторожно пробирался вдоль
трамвайной линии (здесь было сравнительно свободно) - и в каждом переулке
между невысокими домами мог видеть пестрые группки. Цвета тут преобладали
самые броские и опасные - ядовито-зеленые и фиолетовые, реже - красные.
Оранжевых было совсем чуть-чуть, не то что в его родном городе. Но и
бело-серых он пока тоже не замечал, - правда, это его не очень удивляло,
они появлялись ближе к вечеру.
Он миновал горбатый мостик, и тут последнее облачко соскользнуло с
солнца, все вокруг вдруг засверкало - так, что Киру пришлось зажмуриться.
Тем временем сзади послышалось громыхание подъезжающего трамвая. Щурясь,
Кир завертел головой, выбирая место. Солнце очень мешало, но все же он
разглядел неподалеку какой-то контейнер - старый, поросший уже травой, и,
забравшись на него, стал ждать трамвая.
Вагон качался из стороны в сторону, отчаянно скрежетал и, судя по
всему, ехал прямиком с трамвайного кладбища. Но ехал довольно быстро, а
контейнер, на котором стоял Кир, был невысок. Оставалось надеяться, что
кто-то подаст руку.
Вагон поравнялся с ним; в кабине, разумеется, никого не было. Кир
пропустил развороченное нутро токоснимателя и, стараясь не обращать
внимания на копошение между рядами ободранных кресел, прыгнул на крышу.
Первым на его прыжок отозвалось одно из чудом уцелевших стекол,
следующим - чудом не разбитое правое колено. Не за что было ухватиться.
Кир зацепил пальцами какой-то сварочный шов и оперся ногами о край окна,
давя торчащие оттуда осколки. Похоже, рельсы пошли под уклон, вагон
покатился быстрее, подпрыгивая и раскачиваясь так, словно хотел сбросить
Кира со спины. Соскользнул один палец, другой, Кир увидел впереди по ходу
дерево, угрожающе нависавшее над дорогой. "Неудачно начинается город", -
успел подумать Кир. Спрыгивать не хотелось: было уже такое, и, прыгая, он
здорово подвернул ногу. Однако дерево близко, а трамвай разогнался
основательно.
Но в этот самый момент ему подали руку.
Улицы с высоты выглядели непривычно, но Кир и так едва узнавал
местность. Смотреть было жутковато, и он, почти не скрывая, морщился,
когда взгляд наталкивался на знакомый сквер или развалины фонтана.
Господи! В этом городе он впервые оказался лет десять назад; это была его
первая самостоятельная поездка так далеко от дома, и здесь он провел
лучшие две недели своей жизни...
Рядом сидел пузатый обросший хэвел и разглядывал Кира сквозь
продырявленную банку из-под пива, висевшую у него на шее вместо медальона.
"Лет семь обрастал", - машинально оценил Кир, изображая на лице ленивую
заинтересованность чужака.
- _Затряхнуты_? - буркнул местный, пристально изучая шнуровку кировой
рубахи.
- _Затряхнувшись_, - поздоровался Кир, отмечая разницу в диалектах.
Хэвел пальцами оттопырил одно веко, словно не осмеливаясь поднять на
собеседника глаз. Но, в действительности, этот жест означал пренебрежение.
- Откуда _стелишь_? - брезгливо спросил он.
- С Междуречья, - стараясь не встречаться взглядом, ответил Кир.
Тот совсем уже откровенно фыркнул:
- А, достали-таки вас _цугеры_ на Междуречье, все к нам _застелили_!
Кир пожал плечами. Не хватало еще, этот _ездок_ начнет расспрашивать
его о Междуречье. Оттуда и вправду валом валил народ, так что _хэвел_ мог
знать о тамошних делах даже больше Кира и, чего доброго, поймать того на
лжи. Хотя теперь ловить было сложно: _стелилы_ огибали Сушь разными путями
и не



Назад