56cbc3a5

Леженда Валентин - Олимпийские Хроники 1



РАЗБОРКИ ОЛИМПИЙСКОГО УРОВНЯ
Валентин ЛЕЖЕНДА
Анонс
Кто бы мог подумать, что веселая пирушка в пещере кентавра Хирона по случаю бракосочетания Пелея и Фетиды станет прологом Троянской войны? Правильно, никто Подвластное воле Рока, пало на пиршественный стол золотое яблоко раздора. И началось…
Тем временем на фоне знаменательных предвоенных событий два греческих разгильдяя Алкидий и Фемистоклюс похищают с божественного Олимпа, который является не чем иным, как звездолетом космических пришельцев, волшебную амброзию, дабы продавать ее простым смертным. Естественно, это преступление никак не могло ускользнуть от всевидящего ока олимпийцев. Волей-неволей неразлучные друзья втягиваются в сеть запутанных интриг склочных обитателей Олимпа.
ПАМЯТИ БОРИСА ШТЕРНА
Сие литературное произведение ни в коем случае нельзя соотносить с известными древнегреческими мифами, иначе автор обязуется преследовать незадачливых критиков в соответствии с законом о свободе полета мысли и буйстве человеческой фантазии.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Ох уж мне эти греки, дикий народ, и чего только им на месте не сидится?! Вечно им чего-то не хватает, вечно они носом крутят, видите ли, недовольны Олимпом. И чего только этим грекам от меня нужно?
Потоп, что ли, очередной устроить?
А, ну ладно, суть-то все равно не в этом.
Короче, мерзкий народец греки эти.
Не ожидал я от них такой подлянки.
Вы, конечно, можете и возразить, мол, некоторые боги на Олимпе тоже не подарочек, но с ними-то я быстро разберусь - парочке ноги повыдергиваю, и баста.
Это ж надо! Кому рассказать - не поверит: из-за какой-то там бабы войну начать.
А все это, я вам скажу, от безделья.
Да зачем далеко за примером ходить! Вот, пожалуйста, давеча спускаюсь с Олимпа, гляжу, пастух на полянке сидит, овечек пасет. Здоровый такой детина, метра два ростом, загорелый, мускулы, как у качка Гефеста, и на сопелке тростниковой играет, жалобно так, фальшиво.
Ну я, понятное дело, облик бродяги, по обыкновению, принял, подхожу к нему и говорю: "Что же ты, юноша, за стадом-то не смотришь?"
И что, вы думаете, он мне ответил?
Да ничего подобного, знай себе дудит на сопелке и в ус не дует.
Я снова к нему обращаюсь: "Пастух, - говорю, - а пастух, ты что, не видишь, волки пол твоей отары сожрали?"
Тут юноша поморщился, сопелку свою от губ отнял и отвечает мне так спокойно: "Шел бы ты, дедуган, отсюда подальше, а то еще ненароком промеж глаз схлопочешь".
Представляете, и это он говорит МНЕ!!!
Страшно подумать, до чего эти смертные обнаглели.
Ну, думаю, будет тебе, засранец, урок.
Поразмышлял я и превратил этого пастуха в барана. Здоровый вышел баран, волки его боятся, за версту обходят, и что, думаете, что-то изменилось?
По-прежнему сидит на лугу, на сопелке играет. Да он даже и не заметил, что в барана превратился.
КОШМАР!!!
Но мы малость отвлеклись...
В общем, бабу ту звали Еленой. Красивая была, зараза. И чего я только не делал: и в белого быка превращался, и в золотой дождь, но непреступной девка была, даже мне отказала.
А с быком вообще чуть накладка не вышла. Едва ноги унес, а то еще на вертел насадили бы, уж больно падкие на халявное мясцо родственники этой Елены оказались - превратил в итоге двоих в шакалов.
Будет им урок.
Говорят, будто Елена эта - дочь моя, но вы им не верьте. Я, конечно, баловался немного с Ледой, матерью ее, но никаких детей от нее у меня не было. Это все историки наврали (превратить бы парочку из них в ослов, или наоборот).
Я ведь не дурак, я за безопасный секс, и так уже героев



Назад