56cbc3a5

Леженда Валентин - Непобедимый Эллин



sf_humor Валентин Леженда Непобедимый эллин Перед вами подвиги Геракла! Самая веселая и самая бесшабашная версия из всех ныне существующих.
Ну где еще, как не в Древней Греции, родиться величайшему из смертных? А посему могучего сына Зевса ждут совершенно невероятные приключения, а как же иначе? Совершить двенадцать великих подвигов — это вам не фунт изюма съесть!
Интригуют олимпийские боги, хитрят лукавые цари, не дремлют коварные завистники, вершится греческая история… А у знаменитого героя всё самое интересное еще впереди и вовсе не за горами приз — божественное бессмертие.
ru ru Black Jack FB Tools 2005-05-02 OCR Фензин 4EC08506-CF15-4456-A189-1393966CDF65 1.0 Леженда В. Непобедимый эллин АРМАДА: Издательство Альфа-книга М. 2004 5-93556-478-5 Валентин ЛЕЖЕНДА
НЕПОБЕДИМЫЙ ЭЛЛИН
— Что за день! — недовольно пробурчал Геракл. — И полчаса спокойно полежать не дают!
Античные хроникиГлава первая
РОЖДЕНИЕ ГЕРАКЛА
Вечерняя прохлада наполняла воздух маленькой спальни сладостным ароматом ночных цветов.. Где-то невдалеке негромко играла музыка, от ручья доносился беззаботный женский смех.
Задумчиво закусив губу, Зевс с тоской рассматривал замысловатую роспись на высоком потолке спальни. Роспись была довольно мила. На картинках резвились фавны.

Хвостатые проказники играли на пастушьих рожках, прыгали, пытаясь сорвать с высокого дерева волшебный золотой плод, гонялись за пугливыми дриадами. Одним словом, благодать да идиллия. Вот если бы так еще и в жизни!
Зевс осторожно покосился на лежащую рядом обнаженную красотку.
«Которая она у меня?» — несколько вяло подумал Громовержец, попытался было сосчитать, но тут же бросил эту изначально провальную затею. Хотя порою, когда его мучила бессонница, он обычно предпочитал считать на ночь не баранов, а своих многочисленных любовниц.
— Как же, сатир побери, ее зовут? — едва слышно прошептал Тучегонитель, не без удовольствия оглядывая стройное тело спящей.
М-да, она была неплоха.
Но, получив желаемое, Зевс сразу же охладел к прекрасной смертной. И так было всегда, сколько он себя помнил.
— Эх, женщины, женщины, — горестно вздохнул Громовержец. — Когда-нибудь одна из вас меня погубит.
Тут же не к месту вспомнилась Гера, и настроение у Тучегонителя еще больше испортилось. Вот кого он с удовольствием скормил бы Тифону. Но… нельзя.

Хотя… а, собственно, почему нельзя?
Мысль была неожиданной, но развить ее Зевс так и не успел, ибо спавшая рядом красавица проснулась.
— Ой, — испуганно произнесла она, — вы еще здесь?
— Здесь-здесь, — ворчливо отозвался Тучегонитель, — а где же мне еще быть… Кстати… м… м… напомни, как тебя зовут?
— Алкмена, — несколько смущенно ответила красавица.
— Алкмена. — Громовержец бережно покатал женское имя на языке, и оно ему определенно понравилось. — Ал-к-ме-на. Гм… стало быть, я в Фивах?
Женщина кивнула.
— А твой муж, стало быть… этот… Амфитрион, и сейчас он воюет где-то на западе Средней Греции, в Акарнании, если я не ошибаюсь?
— Всё верно. — Сладко зевнув, Алкмена грациозно потянулась.
— Гм… — только и нашелся что сказать Зевс, озадаченно теребя кудрявую бороду. — Стало быть, ты уже догадалась, что никакой я не новый виночерпий фиванского царя?
— Стало быть, догадалась, — лукаво подтвердила красавица.
— И когда же ты, интересно, догадалась…
— Вы о чем?
— Гм…
— Честно говоря, я сразу поняла, что передо мной Зевс, — Алкмена звонко рассмеялась.
Тучегонитель вздрогнул:
— Как, с самого начала?!
— Ага!
— Но…
Алкмена осторожно коснулась божественной залысины



Назад