56cbc3a5

Левшин Василий - Новейшее Путешествие, Сочиненное В Городе Белеве



Василий Левшин
Новейшее путешествие, сочиненное в городе Белеве
Нарсим, размышляя о свойстве воздуха, никак не сомневался, чтоб нельзя
было изобрести удобной машины к плаванию по оному жидкому веществу; он
видал, как перо от малейшего ветра поднимается на сию стихию. "Разве не то
ж самое служило к изобретению водоходных судов? - воображал он. - Конечно,
много веков прошло, доколь найдено средство плавать по морям: и без
сомнения, всегда видали, что щепка дерева не может погрязнуть в воду. Не
то ли самое с пером и воздухом? От щепки произошли и военные корабли: а
перо доставит нам способ сделать орудие, удобное взносить нас выше нашей
атмосферы".
В одну прекрасную ночь, сидев под окном углублен в сии мысли, взирал он
с жадностью на освещенное полным блеском луны небо. Какое множество видит
он звезд! Умоначертания его пробегают по неизмеримому пространству и
теряются в бесчисленном собрании миров. Просвещенный смысл его не находит
оные простыми блестящими точками, но алмазными гвоздями, вбитыми в голубой
свод рукою всесильного художника. "Безумные смертные! - вопиет Нарсим. -
Сколь мало понимаете вы благость создателя! Сии точки, ограниченные в
слабых ваших взорах, суть солнцы или тверди, противу коих земля наша
песчинка. Но вы мечтаете, что все сие создано для человека; какая
гордость! Взгляните на сие расстояние, равняющееся вечности, и поймите,
что не для вас испускают лучи свои миллионы солнц; есть несчетно земель,
населенных тварями, противу коих вы можете почесться кротами и мошками. Не
безумно ли чаять, чтоб всесовершенный разум наполнял небо точками,
служащими только к забаве очей ваших? Какое унижение!.. Ах! Сколько бы
счастлив был тот смертный, который доставил бы нам средство к открытию сея
важныя истины! который бы перенес нас в пределы, где царствуют вящие
предметы могущества создателева и где одни только соборы удивления. С
каким бы вожделением увидели мы отходящий от нас воздушный флот! Сей флот
не был бы водимый златолюбием: только бы отличные умы возлетели б на нем
для просвещения. Брега новыя сей Индии не обагрились бы кровию от
исходящих на оныя громоносных бурий: се было бы воинство, вооруженное
едиными оптическими орудиями, перьями и бумагою".
Потом любопытство обращает Нарсима к выдумке для изобретения летающей
машины: тьма разных способов стесняют его рассуждение и столько же
пребывают недействительны и неудобны. Он досадует на недостаток средств,
думает еще, находит нечто, располагает, после опровергает и, ослабив
чувства сражением воображений, прислоняется спиною вне себя к креслам и
засыпает.
Во сне обращает он взоры свои на стену, где висело у него несколько
орлиных крыл. Берет из них самые большие и надежные; укрепляет края оных
самым тем местом, где они отрезаны, к ящику, сделанному из легчайших
буковых дощечек, посредством стальных петель с пробоями, имеющими при себе
малые пружины, кои бы нагнетали крылья книзу. С каждой стороны ящика
расположил он по два крыла, привязав к ним проволоку и приведши оную к
рукояти, чтоб можно было управлять четырью противу расположенными двух
сторон крылами одною рукою; равномерно и прочих сторон крылья укрепил к
особливой рукояти. Сие средство почитал он удобным к его намерению: что и
в самом деле оказалось, ибо, вынеся сию машину на открытое место и сев в
нее, когда двух сторон крылья опустил с ящиком горизонтально, а двумя
других начал махать, поднялся он вдруг на воздух.
Какой восторг! Что стал Нарсим, увидев себя восходящ



Назад