56cbc3a5

Левкин Андрей - Командор Ордена



Андрей ЛЕВКИН
КОМАНДОР ОРДЕНА
Фантастический рассказ
На улице ветер, лязгает вывеска на доме, где живет булочник, а щели в
окнах Иоганн, разумеется, законопатить не удосужился, и ветер гуляет и по
комнате, шурша мусором в углах, искривляя пламя свечи. Командор ордена...
кутался в старый, когда-то парадный плащ и поминутно дышал на руки. Кончив
писать, подсушил текст песочком, встряхнул лист и свернул его в трубку.
Снег покроет поля королевства в третьей декаде, война на пороге не
переминается, а вот наследник - на горе охотникам до дармовой выпивки -
возникать не собирался. Составление отчета о предстоящем месяце не
требовало от командора никаких умственных затрат. Выгляни в окно, определи
положение Собачей звезды, вспомни, какое сегодня число, сделай еще
несколько подобных пустячков, а там - умножай, складывай да подставляй в
формулы из справочника Альберта Великого.
- Иоганн! - он позвал слугу и, когда тот, наконец, объявился, передал
гороскоп, - во дворец!
Иоганн убыл.
Кошмарные сквозняки, задувало под плащ. Командор подошел к камину,
огонь едва теплился. Подкинул поленьев. Устроился на табурете, встал,
придвинулся совсем вплотную к огню, протянул вперед руки и принялся
сгибать и разгибать пальцы. Грелся и пытался сосредоточиться. Сегодня
предстояла еще работа очень серьезная.
- Да, - скривил он губы, - сорок скоро, а отравлять так и не
выучился. Ну да ладно, оставим сие узким специалистам. Мэтру Рене. А ведь
на публику старикашка старался, сплетен-то сколько... И этот пафос, и
любовь к дешевым эффектам. "Одиннадцать священно, двадцать два - стократ.
Коф, бэт, ламэд: коф - двадцать, бэт - распространение могущества". Что с
него, парфюмера, взять.
Вроде согрелся, сидел, щурился, глядел на огонь. По улице
проследовала стража. Дело к полночи. Хлопнула дверь.
- Иоганн?!
Вошел слуга.
- Какая приятная неожиданность! Вы стали исполнительны? Или еще не
ходили?
- Ходил. Я вернулся, мессир. Я спешил.
- Ну, спешить-то зачем. Там вас запомнили, наконец?
- Кажется, мессир.
- Видите, как прекрасно, господин бывший живописец? Первый успех на
новом поприще. Вас узнают во дворце - уверяю вас, это не мало. И лицом
посвежели. Или это здесь просто свет плохой?
- Посвежел, мессир.
- Вот видите. Затопите печь внизу, я сейчас спущусь. Быстро.
Как все же этот мир странно устроен. Либо слуга культурный, либо в
доме порядок. Первое, как ни странно, предпочтительнее, предыдущего только
вспомнить, бррр... Работать пора, вот что. Работать пора, а начать -
боюсь. Кто, я? Боюсь? А что? И боюсь...
Вздохнул, поднялся, подошел к книжной полке, извлек громадный фолиант
в замусоленном переплете, с многочисленными закладками и разрозненными
вложенными листами. Подхватил книгу под мышку, вышел из комнаты, узким
коридором прошел к лестнице, начал спускаться. Лампа на лестнице коптила
вовсю. Спустился до низу, отворил дверь и оказался в небольшом,
смахивающем на кухню, помещении, большую часть которого занимала плита -
тоже вполне обычная. Вдоль стен - полки, заставленные склянками с
разноцветными жидкостями; коробочки, пакетики. В дальнем углу притулился
верстак, рядом с ним стояли шкаф и маленький столик, под потолком
болтались подвешенные на веревке пучки сухих трав. Печь уже гудела, и из
жерла валил поток жара.
- Славно... - сказал командор в никуда.
Иоганн поднял голову, обернулся, но, убедившись, что обращаются не к
нему, принялся ковырять дрова кочергой.
Командор пристроил свой фолиант на столике и посмотр



Назад