56cbc3a5

Левинтон А - О Писателе - Натаниель Готорн (Хоторн)



А. Левинтон
О ПИСАТЕЛЕ
Натаниель Готорн (Хоторн)
(Взято из предисловия к книге:
Натаниель Готорн "Новеллы", 1965 год)
Большинство американских писателей середины века жило в Новой Англии - так
назывались шесть северо-восточных штатов, включая Массачусетс с его
Гарвардским университетом в Кембридже, неподалеку от Бостона. Но никто из этих
писателей не был так тесно связан с историей и природой Новой Англии, как
Готорн. Один из его биографов писал, что можно понять Новую Англию без
Готорна, но нельзя понять Готорна без Новой Англии. Это была область, самых
ранних северных поселений английских колонистов-пуритан; в 1630 году на
корабле "Арабелла" сюда прибыла группа Уинтропа, положившая основание колонии
Массачусетс. Вместе с Уиитропом, будущим губернатором этой колонии, приехал и
Уильям Готорн, воин и дипломат, занявший высокие посты в администрации города
Салема. Во времена Реставрации этот дальний предок будущего писателя возглавил
первые акты неповиновения молодой пуританской колонии английскому королю Карлу
II. Его сын Джон Готорн был судьей на знаменитом ведовском процессе 1691-1692
годов, когда, по настоянию священника Коттона Мэзера, девятнадцать "салемских
колдуний" были осуждены на смертную казнь. Одна из жертв этого процесса
прокляла изувера-судью, и суеверные жители Салема видели в атом проклятии
причину постепенного оскудения семейства Готорнов. Ближайшие предки писателя
были моряками, как и отец Готорна, который водил суда в дальние страны и нашел
свою смерть в Суринаме, когда его сыну не минуло еще и четырех лет.
Натаниель Готорн родился в 1804 году и провел свое детство в том же
пуританском Салеме, где жили его предки. Он постоянно ощущал свою связь с
историческими традициями родного города и первый в американской литературе
воспроизвел мир пуританской теократической общины XVII века с ее суровой
нравственной силой, упрямым стремлением жить по своим законам, не считаясь ни
с деспотизмом метрополии, ни со страданиями тех, кого давил и угнетал
пуританский фанатизм. Готорн неоднократно возвращается в своем творчестве к
Салему с его деревянными домами, таможней, Главной улицей и даже городским
источником, которому он посвятил специальный очерк, воспевающий веселую и
неутомимую струю воды, одинаково радостно утоляющую жажду богачей и бедняков.
Готорн восхищается этим неумирающим источником жизни, из которого черпали
влагу индейские вожди и первые губернаторы колонии и который будет по-прежнему
жить, когда истлеют в земле кости современников писателя. Он сравнивает его с
миром людей, полным раздоров, нетерпимости и насилия, и отдает явное
предпочтение величавому покою природы В отличие от трансценденталистов,
которые усматривали в природе сходство с человеческим интеллектом и наделяли
ее сверхдушой, Готорн усматривает величайшее преимущество природы в том, что
она непохожа на человека, что в ней нет сложной душевной противоречивости, нет
свойственных человеку предрассудков и заблуждений. С другой стороны, это и не
враждебная коварная стихия, как у Эдгара По. Для Готорна природа - царство
успокоения, свободное от эгоистических страстей и честолюбивых стремлений. К
ней устремляется человек, уставший от бурь и испытаний своей многотрудной
жизни, от моральных мук, от проклятий и насмешек, от фанатизма и злобы, от
тюрьмы и эшафота. В природе находит он покой и прибежище от всех своих забот.
Сам Готорн еще в раннем детстве приобрел, как он выражался, "адскую привычку к
одиночеству" и, чу



Назад