56cbc3a5

Левин Леонид - Китеж Уходит Под Воду (Исповедь Мертвецов)



Леонид Левин.
Китеж уходит под воду.
(Исповедь мертвецов)
- Извините, мне так знакомо Ваше лицо... Случайно не земляк?
Не из града Китежа будете?
- К сожалению, нет. Хоть и наслышан, премного.Прекрасный
город. Сам то я с южного побережья
Атлантиды...
Люди, я любил вас. Будьте бдительны!
Юлиус Фучик
All rights reserved. No part of this book may be reproduced, stored
in a retrieval system or transmitted in any form or by any means electronic,
mechanical, including photocopying, recording, or otherwise, without the prior
permission of the author.
Уважаемый читатель! Герои романа и положительные, и отрицательные, и
вообще никакие, суть люди вымышленные, в реальном мире несуществующие. Не
говори, будто они тебе кого- либо напоминают, не льсти автору. Какие еще могут
быть совпадения, ассоциации, если действие романа происходит на континенте
Атлантида, да в граде Китеже....
Жизнь не кино - тут дубли не проходят...
Часть 1.
Игра в одни ворота.
Пролог.
Грязный, смерзшийся песок, отделял холодное, маслянистое
пространство бутылочно-зеленой океанской воды от черных береговых скал. Там,
среди серых, будто застывшихся после большой стирки, подтеков подсохшей пены,
оставленных прошедшим штормом, бродили, переваливаясь на коротких перепончатых
лапах белые чайки.
Словно моряки, сошедшие на берег после длительного плаванья,
птицы орали простуженными сиплыми голосами, подвыпивших боцманов,
переругивались, суматошно топтались вокруг выброшенных волнами кусков крабьих
панцирей и дохлых рыбешек в поисках вонючих остатков пищи, выплеснутых коками
из камбузов проходящих по фарватеру кораблей. Птицы дрались, вырывали клювами
желанные куски друг у друга из глоток, били противников когтистыми
перепончатыми лапами, наседали грудью, топорщили перья, воинственно
приподнимали концы крыльев.
Как в мире людей, так и в птичьем гвалте побеждали нахальные,
смелые, сильные особи. Но, даже получив свою, лучшую, законную долю корма
победители не допускали побежденных к поживе. Слабые и робкие, обреченные на
горькую участь второсортного прозябания, топтались в сторонке, дожидаясь жалких
остатков со стола удачливых собратьев.
Резкий звук ревуна, идущей в позиционном положении подводной
лодки, взметнул стаю в небо, заставил оставить на берегу взаимные упреки,
кормешку, любовь, сведение счетов. Птицы поднялись и заструились вслед за
кораблем в сторону открытого моря. В полете чайки преобразились, перестали
казаться неуклюжими и грязноватыми. Упругие стремительные тела на изогнутых
крыльях неслись, изящные и функциональные, в свободном полете над гребнями
оставшейся после шторма зыби.
Господи, насколько же неуклюжими смотрелись птицы на береговом
песке! Берег - временное пристанище, отнюдь не родная стихия чаек. То же можно
сказать о моряках. Все они рождены для стихии волн и неба. Там, за полосой
прибоя, остаются склоки, мелкие дрязки, всё прочее ненужное, отвратительное,
лишнее в свободном полете.
Вот и моряки, прощаясь с уходящим вдаль берегом, выстраиваются
вдоль борта. Форма невилирует береговому наблюдателю характеры, пороки и
достоинства, сливает судьбы в ровную, черно-белую ленту строя.
Птицы пронеслись над рубкой подводного крейсера, черной и
лоснящейся как окружающие базу скалы, увенчанной гербом одного из городов
России. Над бело-синим андреевским флагом, исхлестанным ветром и порепанным от
соленой воды. Застонали несчастно, причитая и всхлипывая над головами стоящих в
ограждении людей в черных пилотках с пот



Назад