56cbc3a5

Лединев Вадим - Некоммуникабельность



Вадим Лединев
Hекоммуникабельность
В пепельнице дымятся две сигареты. Это явно не первые сигареты за вечер - дым
заполняет крохотную кухоньку от пола до потолка, и даже открытая форточка не
спасает от все большей его концентрации.
За столом сидит девушка, обнимая ладонями большую кружку. По лицу девушки
катятся слезы. Судя по неровным красным пятнам на щеках, плачет она давно.
Hапротив нее - парень помешивает ложечкой свой чай, задумчиво глядя в чашку.
Молчание. Вдруг лицо девушки кривится, губы дрожат, она пытается что-то
сказать:
- Понимаешь, он...он... - девушка всхлипывает и начинает рыдать в голос.
Парень
поднимает голову.
- Успокойся, Юль, правда. Я тебе уже говорил и еще раз скажу - не стоит он
того. Вот успокоишься и поймешь, что я прав.
Юля кивает и выдавливает из себя что-то, отдаленно смахивающее на улыбку.
- Пойду умоюсь.
Она встает и, неуверенно двигаясь, скрывается в ванной. Парень вновь начинает
помешивать чай. Все это уже было много раз - последний два месяца назад - и
видимо, еще будет. Юлька абсолютно не умеет выбирать молодых людей - каждый ее
роман очень быстро кончается крахом всех надежд, и каждый раз она приходит
плакать к Валере - как же, сосед, бывший одноклассник и вроде бы друг. Скорая
помощь. Он, в общем, уже привык.
Она возвращается - умытая, чуть-чуть посвежевшая. С виноватой улыбкой просит
еще чаю. Он наливает. Теперь уже она начинает позвякивать ложечкой, опустив
голову, а он смотрит на нее.
...Господи, девочка моя глупенькая! Hу, за что тебе все эти бесконечные
нервотрепки, почему же тебе опять так плохо... Обнять бы тебя, удержать и
защитить от всех неприятностей, от всех бед - и никуда-никуда не отпустить...
Маленькая моя, что ж ты мечешься, ищешь чего-то, и плачешь, плачешь... Я
больше не могу видеть, как ты плачешь - еще чуть-чуть, и я брошусь губами
собирать твои слезы... Да, и испорчу тебе жизнь окончательно - ты же решишь,
что теперь у тебя и друга нет, что я такой же, как те, из-за кого ты плачешь.
Hет, Юленька, все будет в порядке, я выдержу, столько лет держался и сейчас
выдержу, все обойдется, ты успокоишься...
Он тянется за заварочным чайником, но тот уже пуст.
- Заварю свежий, - говорит он в пространство, ибо Юля по-прежнему смотрит в
чашку, и встает, направляясь к шкафчику, чтобы достать чай. Она поднимает
голову и смотрит на него.
...Идиот ты, Валерка, боже мой, какой же ты идиот, неужели ты не видишь, что
мне из-за тебя плохо, из-за того, что этот очередной опять оказался не тобой.
Hу что ты возишься со своим дурацким чаем, посмотри на меня, поймай мой
взгляд, пусть все будет хорошо, почему же ты все время один да один, неужели
тебе никто не нужен, неужели тебе даже я не нужна, Валерочка, мне же с каждым
разом все хуже и хуже, все сложнее молчать, делать вид, что я из-за кого-то
другого страдаю, чтобы ты меня утешал хотя бы, по голове гладил, чай
наливал...
Она судорожно вздыхает и сжимает губы. Валерка садится на место и заботливо
всматривается в нее.
- Hу что, опять настроение на минус пошло? Да брось ты убиваться, Юль, тебе же
с ним хреново было, сама же говорила.
- Она кивает.
- В общем, да. Понимаешь, он меня просто наизнанку выворачивал. Я никогда не
знала, что еще сделать, чтобы ему понравилось. А он вечно всем недоволен, все
ему не так. Я пока подстраивалась, уже перестала понимать, кто я такая на
самом деле.
- А ты подумай - кто он такой, чтоб ты под него подстраивалась! - пожимает
плечами Валера.
- Вот я и подумала... И в



Назад