56cbc3a5 срочный заказ на ремонт стиральных машин

Лебеденко Пётр - Сказки Тихого Дона



Петр Лебеденко
Сказки Тихого Дона
Петрусь - мальчонка русский.
Давно-давно это было...
Высокие горы с тех пор курганами стали, а там, где реки шумели, волнами
рокотали, города теперь стоят да сады расцветают. Где болота и топи, страшные
были, теперь рощи шумят зеленые, а в рощах птицы поют веселые. Только утес
высокий стоит по-прежнему у Тихого Дона, мохом, как бородой, оброс, стоит, на
могучую реку смотрит, будто прислушивается к чему-то. За утесом Тихий Дон в
море впадает и долго еще дорожкой светлой меж морскими волнами белеет. Плывут
над утесом облака, гуляет над ним ветерок степной, ласковое солнце лучами его
согревает. Тихий Дон, река раздольная, плещется внизу и шепчет что-то, будто
мать родная сынка убаюкивает. Стоит высокий утес, слушает...
А мимо длинными шагами время идет: сделает шаг, оглянется, а позади уже
десятки лет остались...
Давно-давно это было...
Повадился как-то хищный орел из-за моря летать на Тихий Дон. Прилетит к
могучей реке, черные крылья распластает, и повиснет темная тень над Тихим
Доном, как тоска на сердце.
Выищет хищник жертву, схватит острыми когтями и унесет в высокие горы, за
моря широкие. Уносил орел сперва ягнят глупых да овечек пугливых, а потом и
детишки маленькие пропадать стали.
Стонут русские люди на Тихом Дону, плачут матери слезами безутешными, а
горю помочь некому. Пробовали подкараулить птицу злую, да хитер хищник, не
обманешь его, не проведешь. Все чаще и чаще прилетает он на Тихий Дон, все
больше и больше льется слез горьких.
В ту пору жил в ветхом курене у Тихого Дона мальчонка Петрусь со своей
матерью. Ласковый был Петрусь, добрый, и любили его за это все люди, как
своего сына родного, Идут люди на работу, детей своих с Петрусем оставят, а
Петрусь хоть и сам маловат еще, десять годков ему только, а уж он в обиду
никого не даст. Затеет с ребятишками игры разные - тому коня из камышинки
смастерит, тому рыбу невиданную из глины слепит, тому птицу диковинную на
песке нарисует. Играют ребятишки с Петрусем - домой не заманишь.
А уж Тихий Дон Петрусь любил больше жизни своей. Придет, бывало, к берегу
и долго-долго смотрит на широкую реку. На реке волны невысокие одна за другой
куда-то катятся, на волнах солнечные блестки сверкают, будто золотые крупинки
рассыпал кто-то. В светлой воде рыбешка резвится, веселой игрой забавляется.
Выпрыгнет рыбешка из воды, глянет, а кругом блестит все от яркого солнца,
словно искорки от огня горят на воде. Схватит рыбка маленьким ртом воздух,
захлебнется - и опять в воду.
Над Доном воздух теплый прозрачными струйками плывет, чайки белокрылые
летают, ласточки, как стрелы, низко над водой проносятся.
А вот откуда-то тучка темная к Дону приближается. Ветерок повеял, пробежал
над рекой, и река сразу забеспокоилась, мелкими морщинками покрылась.
Петрусь на тучку смотрит и думает: .
А тучка темная все ближе да ближе, уже всё небо потемнело. Ветер вдруг
свистнул по-разбойничьи, Тихий Дон вздохнул глубоко, будто плечи богатырские
расправил. Зашумело все кругом, загудели грозные волны, разгулялся Тихий Дон,
словно долго в неволе сидел и вдруг на свободу вырвался. Чайки белокрылые
покричали, посердились и улетели куда-то. За ними ласточки быстрые скрылись.
А сквозь тучи уже солнышко выглянуло. Буйный ветер свистнул последний раз
и умчался к морю. И опять тихо над Доном...
Сидел так однажды Петрусь, рекой любовался, вдруг черная тень промелькнула
над ним, в воздухе свист раздался. Глянул Петрусь вверх, а на него хищник




Назад