56cbc3a5

Лебедев Василий Алексеевич - Петькин День



Василий Алексеевич ЛЕБЕДЕВ
ПЕТЬКИН ДЕНЬ
Рассказ
Вторую неделю ходил Петька Горшков именинником. Вторую неделю он
носил звёздочку октябрёнка и с той поры не получил ни одной двойки. Как
это ему удавалось, Петька и сам не понимал, но учиться стал охотней. К
урокам приступал без страха, даже весело. У него будто открылось второе
дыхание, как у спортсменов. Если раньше на классном собрании учительница
корила его за двойки, то теперь уже требовала кончать с тройками. И Петька
дал слово.
После собрания его подкараулил Фимка Басов, попросту Бас. Это был
длинный второгодник, чёрный, запущенный. Бас стоял в конце берёзовой рощи
со своими дымоглотами - Юркой и Колькой, Правда, они не курили, но зато
смотрели, как украдкой от всего мира курит сам Бас, и глотали его дым.
Как только на дорожке показался Петька, они окликнули его.
- Чего? - подошёл Петька, ожидая нехорошего.
- Ну что, рыжий бес? - оскалился Бас. - В отличники лезешь?
- Если я - рыжий бес, то ты - чёрный Бас! Вот!
- Ах ты рыжая пакля!
Бас размахнулся и швырнул в Петьку грачиным яйцом.
- Вот тебе!
Яйцо попало в берёзу над Петькиной головой. Брызнуло в разные
стороны. Серая в крапинку скорлупа упала на корневище берёзы.
- Чего бросаешься? Раскидался тут! Только и знает по деревьям лазать!
Гнёзда разорять.
- А хочешь в нос? - задирался Бас, посматривая на своих.
- Если ты - мне, так и я - тебе... Думаете, трое на одного, так
испугаюсь?
Петька знал, что его могут поколотить. Не справиться ему с тремя,
хотя у него мускулы есть и подтягивается он на перекладине семь раз. Нет,
не справиться...
- Осмелел, рыжая пакля, как октябрёнком стал! - заметил Бас и
неожиданно двинул кулаком Петьке в грудь.
Петька отшатнулся к берёзе, но в следующий миг размахнулся портфелем
и двинул Басу по плечу.
- Эй! Вы чего там?
- Трое на одного? Да?
Это бежали ребята из их класса. Теперь-то Басу с дымоглотами худо
будет!
- Ты чего, Бас, опять драку затеял? - спросил староста Мишка Сизов.
- Да вон ваш герой сам лезет! - соврал нагло Бас и продолжал: -
Звёздочку на грудь нацепил...
- Ну и нацепил! А тебе чего? - встрял Петька, пофыркивая курносым
носом. - Тебе только по деревьям лазать, да двойки получать, да ещё окурки
подбирать! Да драться, когда трое на одного! Сме-елый...
- И смелый! - Бас выставил одно плечо вперёд. - Я на любую берёзу
заберусь, до любого гнезда достану, а вот ты, октябрёнок, струсишь!
- Я? - ощерился Петька.
- Ты!
- Я струшу?
- Струсишь!
Петька отбросил портфель.
- На какую лезть? - вызывающе спросил Петька.
Бас выбрал самую высокую берёзу, такую, что посмотришь наверх - шапка
валится с головы. А там, на самом верху, в жуткой, продутой ветрами
голубизне, чернели точки грачиных гнёзд.
- Полезай на эту! А в доказательство достань грачиное яйцо! Только
где тебе!
- Да разве ему влезть! Запарится на половине! - подтрунивали
дымоглоты.
Спор вышел не на шутку.
Петька шагнул к берёзе, скинул обутку.
- Петя, не надо... - пытался было остановить его Мишка, но Петька так
решительно снял с себя пиджачок, что Мишка не осмелился удерживать.
Остался стоять под берёзой с пиджаком друга в руках.
И Петька полез.
Первые пять - семь метров он одолел легко. Потом высота увеличилась.
Вот уже и крыша двухэтажной школы стала ниже Петьки. Вот уже и лица
ребят внизу белели непривычно мелкими точками, а добрался он только до
половины берёзы. Руки устали. Спина взмокла от напряжения. Ноги слушались
всё хуже.
- Сейчас свалится! Свалится! - орали дымогл



Назад