56cbc3a5

Лебедев Алексей - Товарищ Фурбл (Мир Фурблов - 2)



Алексей Лебедев
(МИР ФУРБЛОВ)
Товарищ фурбл
Я помню, как он появился в нашем бараке - тщедушный, но
гордый в своем мученичестве. Помню его первую фразу:
- Добрый день, господа.
Ответом ему был смех: какие из нас господа! Господа теперь
в Париже... или в Нью-Йорке... или на Канарах. В общем, далеко
- те, кто успел вовремя смыться из медвежьих объятий Родины.
- Здорово, мил человек, - начал знакомство Борода в обычной
своей манере. - Как тебя звать-величать?
- Муравьев Николай Иванович.
- Ну, Муравьем будешь. А меня вот Бородой кличут. Давай к
нам, расскажи, за что попал сюда.
- За правду, - блеснул глазами новичок.
- За правду! - хохотнул Борода. - Правда-то, брат, она у
каждого своя. Газета ведь тоже "Правдой" зовется, да только не
всякий ею подотрется. Ты конкретно расскажи, что да как. Не
боись, мы здесь все политические.
Новичок с подозрением глядел на Бороду. Честно говоря, тот
был не слишком похож на политического. По общему негласному
мнению нашего барака, он действительно попал сюда по ошибке.
- Товарищ Первый - фурбл! - выпалил Муравей.
- Это почему же?
- Есть свидетели... И потом, разве может человек сотворить
такое со своей страной? Со своим народом?
- Старая песня, - вздохнул Борода. - Этак у нас всю дорогу
одни фурблы и были. Вот при Бориске было: свобода! Товару густо,
а в кармане пусто. И Сашка потом чего накуролесил... Да ты
тогда еще под стол пешком ходил, не помнишь ни фига... Скучная у
тебя правда.
- Вот Второй - точно фурбл, - вступил в разговор Соловей с
одной из своих любимых баек. Он полагал, что найдет благодарного
слушателя. - Ростом маленький, без волос, а зубищи - во!
Приводят, значит, к нему на допрос врага народа. Второй рычит:
"Колись, гнида, а то съем!" Тот не верит. Тогда этот гад ему
палец - ать! И хрумкает. Второй - ать! Все на левой руке, чтобы,
значит, правой-то враг признание мог подписывать. А ежели этот
крокодил разойдется, то и всю руку до плеча откусит, потом за
ноги принимается. Кровища вокруг течет, а он: гы-гу-га! Смеется
не по-человечески. Или вот приводят к нему бабу...
Меня заранее перекосило от предстоящего описания интимной
жизни Второго, которая была якобы известна Соловью во всех
тошнотворных подробностях, но тут вмешался Борода:
- Насчет фурблов тебе лучше Рабинович расскажет. Он жид
ученый, с ними жил и мед-пиво пил.
Я заскрипел зубами.
- Ну, что молчишь, убийца в белом халате? Расскажи, как ты
советских людей фурблом заражал!
- Это правда? - спросил Муравей, глядя на меня с опаской.
- Во-первых, - сказал я, садясь на нарах, - моя настоящая
фамилия - Рябинин, и я даже не еврей. Во-вторых, я действительно
занимался изучением фурбла в одном "ящике". В том числе проводил
опыты на смертниках, которых нам поставляла Контора. В-третьих,
можете быть спокойны: заразить так никого и не удалось. Фурбл не
заразен. К сожалению...
- Почему - к сожалению?
- Потому что иначе мы бы нашли возбудителя и сделали бы
вакцину. Или, по крайней мере, нашли бы способ предохраняться...
Борода хохотнул.
- Значит, никакого лекарства нет? Даже у американцев?
- Вы про "секретные лаборатории ЦРУ"? Когда-то и СПИД так
объясняли. Нет, фурбл - не дело рук человеческих. И лекарства от
него нет. Может быть, потому, что это вообще не болезнь.
- А что же?
- Кара Господня! - прохрипел из своего угла Пророк. - Ибо
сказано в Откровении: "Из дыма вышла саранча на землю... И
волосы у ней - как волосы у женщин, а зубы у ней как у львов...
шум крыльев ее - как ст



Назад