56cbc3a5

Лебедев Алексей - Последний Легион



Алексей Лебедев
ПОСЛЕДНИЙ ЛЕГИОН
Безымянный сидел на пригорке и развлекался бросанием
камешков, взметавших маленькие фонтанчики лунной пыли. Он прошел
долгий путь и немного устал.
- Одумайся, - раздался голос за спиной.
- А, это ты, - произнес Безымянный. - Иди сюда, нечего
изображать глас судьбы.
Неизвестный ничего не ответил и не появился.
- Ну, как хочешь, - пожал плечами Безымянный. - Что скажешь
новенького?
- Отступись. Луна слишком велика для тебя: ты не найдешь
того, что ищешь, и за тысячу лет.
- Мне некуда спешить, - усмехнулся Безымянный. - Я ведь
бессмертен - этого вы не смогли у меня отнять.
- Мы верны заветам Древних.
- Вы просто слабы.
Неизвестный смолчал, переваривая оскорбление, потом заметил:
- Ткач покинул нас, и Круг разомкнут.
- Ах, покинул! - иронически протянул Безымянный. - Нет, я
убил его. Вы никак не хотите этого признать. Он был негодным
Ткачом - иначе как бы я смог его убить? И я знаю, почему вы не
хотите оставить меня в покое: вам не хватает силы, вам не
хватает меня. Вам нужен новый Ткач, имеющий волю к великим
свершениям. Что ж, признайте мою победу - и я вернусь.
- Никогда! - возмутился голос. - Ты останешься изгоем,
лишенным имени. Вина твоя чудовищна - ты передал людям запретные
знания и развязал мировую войну.
- Я хотел возродить цивилизацию моих предков.
- Не стоило ворошить ее прах. За это ты проклят Кругом.
- Разомкнутым?
- Мы достаточно сильны. Мы смогли остановить вторую мировую
войну и предотвратить третью.
- Вызвав десятки мелких? Без Ткача у вас все идет вкривь и
вкось. Так что подумайте над моим предложением - я вас не
тороплю.
- Никогда! - повторил голос. - Никогда!
Безымянный расхохотался.
Сэм Бронштейн смотрел на змеящиеся по экрану кривые и
испытывал крайне неприятное ощущение - неясной тревоги и полной
беспомощности. Хотя, казалось бы, ничего страшного не произошло:
просто изменились параметры пульсаций.
Еще в прошлом веке, пролетая над Морем Дождей, космические
аппараты зарегистрировали гравитационную аномалию.
Предположительно, она была вызвана залежами вещества
повышенной плотности, которые были названы масконами. В новом
столетии, когда вопрос об освоении Луны переместился из области
фантастики в сферу жизненных интересов, о масконах вспомнили
снова. Разгоряченному воображению мерещились горы урана -
фантастическое богатство.
Повторные исследования повергли научную общественность в
шок: гравитация не только была повышенной, но имела ярко
выраженную колебательную составляющую со спектром от нескольких
часов до нескольких секунд. Этого не могла объяснить ни одна из
существующих теорий Луны.
Сэм Бронштейн потратил несколько лет на изучение феномена
пульсаций, он добился участия в проекте "Эльдорадо", он
предавался безудержному научному фантазированию, но ни одна из
его безумных идей не была достаточно безумной, чтобы дать
объяснение происходящему.
А теперь параметры пульсаций изменились. Сэм почувствовал,
как бьется сердце, словно пытаясь вырваться из грудной клетки.
"Спокойно, - сказал он самому себе. - Еще ничего не произошло."
В голову неожиданно пришла дикая мысль: Луна тоже волнуется,
поэтому ее сердце забилось чаще. Бред какой-то!
Сэм плавным движением поднялся из кресла и уже привычными
осторожными шагами (дабы не врезаться в потолок) направился
вдоль по коридору, освещенному лампами дневного света. Он
добрался до нужной двери и постучал:
- Герр Вейль, можно к вам?
- Заходите, коллега.
На экране, занимавшем полов



Назад