56cbc3a5

Лебедев Алексей - Феникс



Алексей Лебедев
ФЕНИКС
Памяти Г.Ф.Лавкрафта
Гость явился в грозу. Звонок в дверь вывел хозяина дома
из задумчивости - он коротал одиночество в библиотеке, не зажигая
свет, прислушиваясь к шуму дождя и далеким раскатам грома, словно
пытаясь разгадать недоступный человеку язык стихии...
Услышав звон, хозяин спустился вниз по скрипучей лестнице,
и к тому времени, как пальцы его легли на дверную ручку, этот звук
успел смениться глухими ударами - кто-то с той стороны очень хотел,
чтобы его впустили.
Дверь отворилась, впуская облако мелких водяных брызг, и на
пороге возникла черная бесформенная фигура шести футов росту.
- Чертов дождь! - с чувством произнесла она.
- Я тоже рад тебя видеть, Стив, - невозмутимо заметил хозяин. -
Заходи... И давай сюда плащ, а то весь ковер зальешь. Джейн меня
убьет потом... Вещи можешь поставить сюда.
- Извини, старина, - смутился вошедший. - Но этот дождь...
Просто конец света какой-то!
- Боюсь, Стив, что нет, и нам придется еще долго мучиться...
Четверть часа спустя они сидели в уютной гостиной, попивая
горячий кофе. Собственно, пил его гость, смущенный и взъерошенный,
в купальном халате не по размеру, ибо весь гардероб нуждался в
сушке. Хозяин развалился в кресле, раскуривая старинную трубку.
Одет он был с изящной небрежностью интеллектуала: потертые джинсы,
серый свитер. Завершали картину старомодные очки в роговой оправе.
Звали его Айзек Айзенберг, доктор Айзенберг, как вежливо обращались
к нему ученики, или "наш Ай-Ай", как именовали его за глаза. Гостем
профессора был Стив Сойер, журналист средней руки и приятель хозяина
со студенческих времен. Правда, жизненные пути их давно разошлись...
- Если тебя интересует вопрос о конце света, Стив, - начал
философствовать доктор Айзенберг, - то в последний раз его планировали
на пятое мая прошлого, 2000 года, в связи с парадом планет. Миллениум,
как же! Я хохотал от души. Якобы планеты выстроятся в одну линию.
- А разве нет? - удивленно поднял глаза Стив.
- Это физически невозможно, друг мой. Они всего лишь собрались
в остром угле около сорока градусов. Уверяю тебя, это ничем нам не грозило.
Только облегчило бы полет межпланетных станций, если бы мы, конечно,
собрались что-нибудь запустить в этот раз.
- Все-то ты знаешь, Айзек! - с восхищением заметил журналист. -
Ты еще студентом был ходячей энциклопедией. Что бы мы без тебя тогда
делали! - он отхлебнул из чашки. - И кофе варишь все такой же замечательный.
- А ты все такой же подлиза! - усмехнулся хозяин.
- Это профессиональное. Кстати, а где Джейн с малышом? Хотел
взглянуть на твоего первенца.
- Посмотришь фотографии. Она уехала к родственникам в Сиэтл.
- Передавай от меня привет.
- Передам. Так о чем ты хотел со мной поговорить? Ради чего
следовало тащиться сюда в такую погоду, на ночь глядя? Чем скромный
ученый может помочь преуспевающему журналисту?
- Понимаешь, - Сойер поставил чашку на столик. - Я тут раскопал
одну историю... И моих скудных познаний не хватает, чтобы разобраться в
ней. Точнее говоря - отделить правду от вымысла. Слишком все серьезно...
- Вот как? - иронически поднял брови Айзенберг. - А я, грешным
делом, подумал, что ты вдруг решил написать о своей Alma Mater, заняться
популяризацией науки... Впрочем, что я говорю? Теперь мне приходится учить
китайцев, вьетнамцев и славян. А чистокровных WASP куда больше интересуют
бейсбол и половая жизнь телезвезд. Не без участия твоих коллег, Стивен.
- Давай не будем! - отмахнулся журналист с недов



Назад