56cbc3a5

Лебедев Александр Александрович - День Суркова



Александр Лебедев
День Суркова
Не важно, куда я попаду
после смерти. Ад это будет
или рай. И там и там у меня
eсть друзья.
Эрнест Хемингуэй
Глава 1
Семеро крепких ребят дубасили оранжевыми касками о Васильевский спуск. Занятие это им давно наскучило, и они стучались в булыжник исключительно для приличия. Несмотря на это, проходивший мимо мужчина заинтересованно присел на корточки.
- Слышь, парень, - не выдержал самый молодой. - Отвали, а?
- А вы, ребята, шахтеры? Я ничего не перепутал? - спросил мужчина, не замечая предыдущей реплики.
- Шахтеры. Отвали.
- "Отвали" - это что? Пароль такой? А я что должен ответить?
- Не кажется ли вам, господин хороший, - вставая, сказал старый шахтер, - что вы задаете слишком много вопросов?
- Я любопытный, - растянул мужчина.
- Зато мы не лезем в чужие дела.
- Меня это устраивает. И было бы очень хорошо, если бы среди вас нашлись профессионалы.
- Все здесь профессионалы.
- Политики? - не поверил мужчина.
- Шахтеры.
- Тогда самое время познакомиться. Меня зовут Савелий Отморозов, я коммерсант.
Шахтеры недоуменно переглянулись.
- И что из этого?
- Есть работенка, но только, если у вас кишка не тонка.
- Какого рода?
- Под землей... Скажем, метрах на трехстах.
- Постоянная?
- Разовая.
- Не пойдет.
Отморозов достал из кармана розовый мелок и размашисто, как позволил булыжник, написал трехзначное число:
- Это за день работы... В долларах... И каждому...
Шахтеры заерзали, косились на старшего, но дружно молчали. Тот, что говорил с Отморозовым, напряженно думал. По его лицу блуждало сомнение, а на лбу вздулась синяя вена.
- Я понимаю, - нарушил молчание Отморозов, - сидеть здесь, куда безопаснее. И, может быть, долги по заработной плате погасят. Может, кому-то ваш стук надоест...
- Мы не можем уйти, - сказал шахтер. - Это наше решение.
Остальные закивали.
- Это хорошо, - похвалил Отморозов. - Хорошо, что вы работаете командой, и хорошо, что среди вас есть лидер. Но я вам вот что скажу: каждый должен заниматься своим делом. Шахтер должен спускаться в забой, а политику должны делать политики.

И чтобы это не были только слова - попробую продемонстрировать.
Он извлек из кармана маленький телефон и, откинув табло, сказал короткую фразу.
Минуту спустя, возле пикета остановилась пара белых микроавтобусов с надписью "Мосфильм". Из них повалила людская масса, представлявшая собой смесь униформы и телеаппаратуры. Очень скоро масса организовалась в две шеренги: шахтеров и журналистов.

Они стояли лицом к лицу и ожидали команды Отморозова.
- Начинайте, - разрешил тот. - Прошу вас.
В руках журналистов запищали видео и фотокамеры, пара вспышек холодным светом легла на мостовую. Из шеренги шахтеров выступил усатый мужчина и внятно, хорошо поставленным дикторским голосом произнес:
- Мы, Кузбасские шахтеры, находимся здесь, чтобы привлечь общественное внимание к проблеме неплатежей в нашей отрасли. Кредиторская задолженность по заработной плате и низкая платежеспособность разрезов привели к ситуации, когда отставка правительства и эмпичмент президенту не являются дальновидными. Решить нашу проблему можно и нужно, и мы знаем, как это сделать.
Усач потряс в воздухе файловым листочком и занялся выразительным чтением. Выглядел он весьма убедительно. Единственное, что резало глаз, его холеные руки, не знавшие физического труда. В остальном типаж был сбит грамотно и сочно.

Среди присутствующих шахтеров он выглядел самым настоящим, и очень скоро к пикету потянулась струйка любопытных.
- Меня зо



Назад