56cbc3a5

Латынина Юлия - Земля Войны



ЮЛИЯ ЛЕОНИДОВНА ЛАТЫНИНА
ЗЕМЛЯ ВОЙНЫ
Аннотация
Герой этой книги участвовал во всех недавних войнах на юге России. Он воевал в Абхазии бок о бок с чеченцами и сражался с чеченскими боевиками, пришедшими на его землю, а когда в его родном городе террористы захватили роддом, он вместе со своими людьми поклялся разыскать и убить всех оставшихся в живых виновников гибели детей и женщин.
Вот только он – не спецназовец и не федерал.
Джамалудин Кемиров – потомок хунзахских ханов и сам – фактически хан. Куда приведут поиски тех, кто стоит за кровавым терактом? Чем кончится месть человека, который слишком часто путает собственную необузданную гордыню с волей Аллаха?
Данное произведение – художественный вымысел.
Всякое совпадение имен, мест и событий является совершенно случайным
Позиция издательства может не совпадать с позицией автора
Глава первая,
в которой в ходе спецоперации уничтожают главного террориста республики и в которой рассказывается о том, как Джамалудин Кемиров познакомился с Арзо Хаджиевым
Янгурчи Итларов мерз в оцеплении седьмой час. Их подняли по тревоге в семь утра, а сейчас было уже два. По улице полз серый зимний морок, и беременные облака сочились дождем пополам со снегом.
Янгурчи стоял в третьей линии оцепления, вместе с остальными пэпээсниками. Линия шла почти по центру парка, от асфальтовой дорожки, переходившей в площадку перед кинотеатром.

Впереди была вторая линия оцепления, в нее нагнали ментов со всей Торбикалы, а дальше, во дворе – еще одна. Это было, собственно, не оцепление, а группа спецназа ФСБ «Юг». Она готовилась к штурму.

У ребят из «Юга» были тяжелые бронежилеты и шлемысферы, и, когда Янгурчи косился вправо, он видел справа от себя двух снайперов, которые сидели на крыше кинотеатра.
Снайперы устроились значительно лучше, чем Янгурчи. У них был толстый зимний камуфляж с подстежным воротником и правильные берцы, а на Янгурчи были те самые ботинки, которые им выдали в прошлом году в мае.

Оба ботинка безнадежно промокли, а на одном вдобавок еще пару месяцев назад треснула подметка, и вода хлюпала в нем тудасюда. Янгурчи совсем не чувствовал ног.
Впереди, за линией оцепления, торчала обычная пятиэтажка, и с флангов ее тоже окружали солдаты, а на выезде со двора стоял танк. За танком прятались двое с гранатометами.

Все жильцы из пятиэтажки давно были эвакуированы, и сейчас людей выгоняли из соседних домов, расположившихся буквой «П». Женщины и дети сгрудились гдето за третьей линией оцепления и угрюмо смотрели на дом.
Боевики засели в двух квартирах – на четвертом и первом этаже. Ни Итларову, ни другим пэпээсникам этого не говорили, но у Итларова была рация, и он слышал все переговоры между начальниками. Вдобавок у террористов тоже была милицейская рация.
Террористов, судя по разговорам в эфире, было шестеро, трое мужчин и три женщины. Главным среди них был тот, который сидел на четвертом этаже. Его звали Ваха Арсаев, и это был известный в республике человек.

Это был такой известный человек, что Янгурчи в глубине души считал, что Арсаев – это просто легенда, вроде Басаева или Умарова. Потому что все, что случалось в республике, всегда списывали на Арсаева, а он сам ни разу не попался.
Но вот теперь его всетаки взяли, и он сидел на четвертом этаже кирпичной развалюхи, в типовой квартире с шестиметровой кухней и неработающим мусоропроводом, и вокруг квартиры стояли танки и мерзло оцепление.
В десяти метрах от Янгурчи стояло еще одно кольцо оцепления, очень небольшое. Это было не оцепление, а с



Назад