56cbc3a5

Латынина Юлия - Сазан 3 (Разбор Полетов)



РАЗБОР ПОЛЕТОВ
Юлия ЛАТЫНИНА
Глава 1
Как и большинство "новых русских", а тем более явных бандитов, Валерий Нестеренко любил быструю езду. Тяжелый "паджеро" стлался на рысях по крайней левой полосе проспекта Мира, делая не меньше ста сорока километров в час. Была уже поздняя ночь: вдоль проспекта тянулись разноцветные гирлянды огней, и далеко-далеко, впереди и справа, за вратами ВДНХ, вздымался в небо гигантский шприц Останкинской телебашни.
Летний ветер бил в лицо, запоздавшие легковушки шарахались от дорогой иномарки, как плотвички от щуки. Два бронзовых человека - Рабочий и Колхозница - глядели немигающим суровым взглядом на капиталистическую Москву, и молот и серп в их сплетенных руках вздымался высоко-высоко, словно готовый обрушиться на бандитскую иномарку. На траверзе ВДНХ перед "паджеро" замаячили габаритные огни еще одного запоздавшего путешественника.
Нестеренко пригляделся: это была "мазда", и явно не девяносто восьмого года рождения. "Паджеро" свирепо взмигнул дальним светом. "Мазда" и не подумала уступить дорогу, водитель выжимал из почтенной старушки сто двадцать км в час.
Нестеренко слегка сбавил скорость и с досадой увидел, что сзади его стал догонять еще один автомобиль.
Нестеренко свернул на резервную полосу и утопил педаль газа до упора. Мощный, но тяжелый "паджеро" стал нехотя разгоняться: был у внедорожника этот недостаток, скорость он набирал куда медленнее, чем сухощавый "мере". Третья тачка, не теряя времени, выскочила еще левее, натужно звеня двигателем в обход "мазды" и внедорожника.
В следующую секунду за спущенным стеклом торопыги мелькнул силуэт с непропорционально длинным, увенчанным глушителем автоматом.
Выстрел был бесшумен - с громким хлопком осела словившая пулю шина. Руль вырвало из рук бандита. Тачка встала на дыбы, словно лошадь, которой ткнули в морду факелом.

Мир закружился волчком, машину вынесло на встречную полосу, и сквозь покрывающееся трещинами стекло Нестеренко увидел белые от ужаса фары несущегося наперерез трейлера.
Действуя почти автоматически, Валерий вновь поймал руль и крутанул его до отказа вправо, одновременно срывая ручной тормоз и вдавливая педаль газа в пол до упора. Это был классический "полицейский разворот" - заблокированные задние колеса должны были забрать влево и развернуть машину, но вместо этого ничего не случилось. "Паджеро", как волчок с горки, вальсировал навстречу трейлеру.
От опасности соображалка работает куда быстрее, и Нестеренко понял, что случилось, за какие-то доли секунды. "Паджеро" - это же внедорожник. И сейчас у него были блокированы все четыре колеса, а не только два задних.
Валерий сбросил ручник и воткнул вторую передачу. Машина нехотя начала выходить из затяжного вальса, перелетела обратно через резервную полосу и заскользила к обочине, бочком-бочком, словно школьник, пытающийся улепетнуть со скучного собрания.

Внедорожник легко перемахнул через высокую бетонную кромку тротуара, боднул зазевавшуюся урну и смачно влепился всей мордой в уголок автобусной остановки, совершенно в эту пору безлюдной. Раздался сильный удар, чугунный столб прогнулся, и по крыше безвинного "паджеро" забарабанил стеклянный дождь. Валерия швырнуло о рулевую колонку, и в груди бандита что-то ощутимо хрупнуло.
Трейлер проскочил мимо, отчаянно скрипя колесами и загребая к обочине.
Валерий рванул дверцу и выкатился наружу, в теплую московскую ночь, на траву, пропитанную за день удушливым автомобильным дымом. Позади, метрах в двадцати, уткнувшись покалеченным носом в бето



Назад