56cbc3a5

Латынина Юлия - Промзона



detective Юлия Латынина Промзона Здесь нет законов — есть личные отношения. Здесь нет бизнеса — есть война. Здесь нет государства — есть только прибыль и убыток.

Здесь решения судов покупаются пачками, а споры олигархов ведут к экологическим катастрофам.
Здесь — Россия. Здесь — Промзона.
Новый роман Юлии Латыниной — о войне между двумя крупнейшими промышленными группами.
ru ru Faiber NickNem Fiction Book Designer 2005-10-24 FBD-3GAT23GU-7ULA-CKDM-P8XO-RXN493LEP7VV 1.1 V 1.0 Convert to FB2 NickNem
v 1.1 — дополнительное форматирование — (Faiber)
Промзона Олма-Пресс Экслибрис 2003 5-94847-177-2 Юлия Латынина
Промзона
Nullum crimen sine lege
Где нет законов, не бывает и преступлений.
Часть первая
Если вы смотрите телевизор, то вы привыкли, что хорошие парни всегда побеждают плохих. И так всегда, кроме девятичасовых новостей.
Из разговора в коридоре «Останкино»Глава первая
в которой бедный экскаваторщик с помощью сил правопорядка возвращает себе жилище, а в гостинице на Рублевке происходит ЧП.
Денис Федорович Черяга, вице-президент ОАО «Ахтарская металлургическая компания», сладко спал в постели на третьем этаже роскошного особняка, когда внизу завизжали.
Черяга чмокнул губами, перевернулся на другой бок и забился головой под подушку. Визг прекратился, и в ту же секунду грохнул выстрел, один и второй.
Денис штопором взлетел на кровати, пытаясь вспомнить, где он и какой сейчас день недели. Память возвращалась сравнительно быстро. Денис сообразил, что он в Москве, на Рублевке, в загородной гостинице AMК, и что сейчас воскресенье.

Электронные часы на темно-коричневой тумбочке, укрытой атласным колпаком витого торшера, показывали четыре утра.
Дико болела голова. Обычно такие симптомы наблюдаются после долгого и планомерного ночного разврата. Денис, однако, не развратничал: просто первую половину предыдущей недели он провел в Казахстане, оттуда полетел в Швейцарию, из Швейцарии — в Канаду, а из Канады — в Черловскую область, на угольную шахту, входившую в холдинг.
И так как с черловской шахтой происходили ужасно нехорошие вещи, о которых был назначен воскресный разговор с его шефом, президентом холдинга и директором Ахтарского металлургического комбината Вячеславом Извольским, (к каковому разговору Черяга и готовился весь перелет из Сибири в Москву), то Черяга разумно считал, что хоть до разговора-то он имеет право поспать! Тем более если последний раз он спал, — Денис сощурился на часы и прикинул, — ну точно, в постели последний раз он спал ровно пятьдесят четыре часа назад.
Выстрел грохнул в третий раз. Звякнул, осыпаясь, стеклопакет (сволочи поставщики, обещали ведь пуленепробиваемые), завизжала девица, и тут же в номере чего-то грохнуло, слетело, зазвякало, по лестнице затопали грохочущие ботинки.
Денис прыгнул в штаны и босиком бросился вниз.
Дверь пятнадцатого номера валялась в коридоре сама по себе, отдельно от притолоки, и по этой двери в номер — бух-бух — сплошным потоком залетали охранники.
Денис больно ударился босым пальцем о латунную ручку двери и заскочил внутрь.
Пятнадцатый номер был трехкомнатный люкс, такой же, как у самого Черяги, с полами, затянутыми в серый ковролин, удобными кожаными креслами в гостиной и кроватью размером с футбольное поле в спальне. Справа, в распахнутую дверь, виднелась двадцатиметровая ванная, в дальнем конце которой цвел каменный цветок с золочеными кранами — итальянская джакузи.
В правом углу гостиной в твердых лапах секьюрити бился Сергей Ахрозов, генеральный директор Павлогорского ГОКа, входившего в



Назад