56cbc3a5

Латынина Юлия - Греческий Роман 2



ПРОПОВЕДНИК
ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
* Глава первая
– Все, – сказал Филипп Деннер, – через два месяца эта планета превратится в ад. Через два месяца и три дня. Хоть часы ставь..
И он в самом деле снял с полки электронный будильник и начал нажимать на кнопки, – впрочем, потому лишь, что будильник выключился вместе с электричеством час назад.
– За работу в аду, – сказал Антонио, – повышают жалованье.
Деннер поморщился. Филипп С. Деннер – исполнительный директор Anreco, и своим напоминанием о жалованье Антонио словно обварил его сердце кипятком.
Деннер воздел руки кверху и воскликнул:
– Международный арбитражный суд! Харперс просто дал сенатору Федерику Дейну вот такую взятку!
– А мы почему не дали взятки? – ледяным тоном спросил Антонио Серрини.
Я вынул из кармана фляжку местной просяной водки, взял три пластмассовых стаканчика и разлил по ним водку. Это было первый раз в жизни, чтоб я пил на службе, но ведь у всего должен быть первый раз…
Антонио вылил свой стаканчик в себя.
– Вы понимаете, – сказал я Деннеру, – что население страны голосовало не против Президента? Оно голосовало против Анреко.
– Какого черта, – сказал Деннер, – мятежников поддерживает Харперс.
– Против Анреко, – повторил я, – и особенно против личного друга Президента господина Филиппа Деннера.
– Я вас уволю! – заорал Деннер. – Вы меня не уволите, – возразил я. – Вы не найдете на всей этой паршивой планете специалиста по связи, который делает так много работы за так мало денег.
– Мне плевать! – взвизгнул Деннер. – Вы мне надоели! Добиваетесь того, чтобы перебежать в Харперс? Только попробуйте!

За первое же ваше изобретение там я предъявлю вам иск, что вы его сделали службе Анреко.
– Добрый день, – сказал кто-то за нашими спинами.
Антонио и я обернулись. В приоткрытую дверь кабинета заглядывал человек лет пятидесяти, невысокий, с округлым румяным лицом и рыжими волосами. Глаза у него были большие, цвета сухой персиковой косточки. Приятные глаза.

Одет в безупречный костюм, в руке – немного старомодный чемоданчик, через чемоданчик перекинут светло-зеленый плащ.
– Я бы, – сказал человек, – хотел видеть пресс-секретаря компании Анреко Эрика Байна.
Деннер хлопнул глазами. Раз и два.
– Это, – сказал Деннер, – кабинет исполнительного директора. К-кто вас сюда пустил? Где мои секретари?
– Вы кто, – спросил я, – журналист? С Земли?
Конечно, журналист, черт их побери! Корабль, который привез окончательное решение арбитражного суда, должен был привезти и целый выводок журналистов: страна будет подыхать, а они будут делать волнующие репортажи.
Кстати, в здание пускали только служащих компании.
Антонио встрепенулся:
– Слушайте, – сказал он человеку, – я вас видел на экране. Вы – Арнольд ван Роширен.
Незнакомец кивнул. Деннер страдальчески крякнул. Я уже говорил: что бы Деннер ни увидел, его реакция проста: А сколько это стоит компании?
А Антонио засмеялся и сказал:
– Мистер ван Роширен, советую вам убираться с планеты этим же рейсом. На какой-нибудь курорт. И читать там свои проповеди по телевизору увядающим дамам. А то вы будете единственным телепроповедником, еще при жизни попавшим в ад.

Потому что через два месяца это будет самое близкое к аду место.
– А зачем вы сюда пожаловали, мистер ван Роширен? – поинтересовался я.
– Привести, – ответил он, – враждующие стороны к согласию.
Мне показалось, что я ослышался. А Деннер спросил:
– Это во сколько же вы обошлись старому Гарфилду?
– Я, – осторожно ответил ван Роширен, – предлагал посредничество даром. Однако Анр



Назад