56cbc3a5

Латынина Юлия - Дело О Лазоревом Письме



sf_fantasy Юлия Латынина Дело о лазоревом письме Когда капризы молодого государя ставят страну на край пропасти, а чиновники боятся предстать перед императором иначе чем со списком прегрешений и веревкой на шее, нет ничего, что было бы зазорно сделать во имя государства...
ru ru PleaseKING pliskin@mail.ru FB Tools 2005-01-10 6EA58198-C67C-4834-ADCF-5C40302F2144 1.0 Юлия ЛАТЫНИНА
ДЕЛО О ЛАЗОРЕВОМ ПИСЬМЕ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1
Позади столичной судебной управы, между каменной потрескавшейся стеной и каналом, стоит памятник государю Иршахчану. Возле памятника день и ночь горят четыре светильника, защищенных от дождя стеклянными капюшонами, а перед государем стоит миска с кислым молоком.
В полночь, с которой мы начинаем свое повествование, в третье тысячелетие царствование государя Иршахчана и в первый год правления государя Варназда, у подножия памятника появился мальчишка по имени Шаваш. Шаваш постучал по постаменту, чтобы привлечь внимание бога, оглянулся, отцепил от пояса крючок, сделал из волоса леску, и закинул леску в канал.
Тем проницательным читателям, которые удивятся, что Шаваш вздумал ловить ночью рыбу, мы должны пояснить, что дело было накануне праздника Пяти Желтоперок. В этот праздник царствующий государь берет пять рыб-желтоперок и, скормив им золотое кольцо, пускает при народе в Западную Реку.

Обычная желтоперка живет семь лет, а та, которой государь скормил кольцо, живет две тысячи, так что сейчас в реках империи вполне могут плавать желтоперки, выпущенные еще государем Иршахчаном. В полночь накануне праздника Пяти Желтоперок все эти рыбы собираются у подножия статуи государя Иршахчана и обмениваются сведениями о поведении народа.

Пойманная в это время желтоперка исполняет любое желание. Из этого следует, что Шаваш поступал не так глупо, удя ночью рыбу.
Пробили полночь, взвизгнул забежавший в предместье шакал, — Шаваш сидел, сжавшись в комочек, и глядел на лунную дорожку и леску. Леска не двигалась.
Шаваш понял, что сегодня ему не удастся поймать священную рыбку. Он вздохнул, свернул леску, зацепил за пояс крючок и пошел домой.
Жил Шаваш совсем неподалеку от государя. Напротив памятника стоял дуб, а в дубе было дупло. Шаваш выжил из этого дупла священную белку и устроил в нем нору. Это была очень хорошая нора.

У нее было два выхода, — один к каналу, между спускавшимися к воде корнями, а другой — поверх высокого сука на каменную стену, и никакой взрослый вор не позарился бы на эту дыру, потому что взрослый вор не мог там уместиться. Людей на площади было мало, так как это было казенное место.

Государь же Иршахчан ни разу не выругал Шаваша за то, что тот выжил священную белку. И то, — государь всегда заботился о сирых и убогих, не то, что нынче.
Итак, Шаваш прошел по суку и уже собирался было скользнуть внутрь, как вдруг пьедестал статуи скрипнул и растворился. В государе образовался проход, а в проходе — трое человек. Они тащили за уголки тяжелый мешок. «Эге-ге!» — подумал Шаваш.
Люди, сопя от натуги, побежали через площадь к каналу, взошли на мост, развернули мешок…
— Ты куда запускаешь руки, — услышал Шаваш.
Что-то грузное полетело из мешка в воду. Миг, — и убийцы, топоча, снова исчезли внутри государя.
Шаваш тихо, как мышь, проскользнул к корням дерева и высунул мордочку наружу. По каналу, жутко скалясь в лунном свете, плыл утопленник. На шее его, выбившись из-под узорчатого кафтана, блеснула золотая цепочка.

Убийцы, по-видимому, не ограбили его.
Шаваш неслышно скользнул в воду и снова вынул из-за пазухи крючок и волос. Когда уто



Назад