56cbc3a5

Ласки Анджей - Лишь На Время



Анджей Ласки
ЛИШЬ HА ВРЕМЯ
Уходят ли цветы в царство смерти?
Мы живем или нет? Hа земле мы не навсегда - лишь на время.
Часы не спеша отсчитывали круг за кругом, напоминая о себе лишь
негромким ходом стрелок. Время уснуло, забыв обо всем на свете. День
начинал свою жизнь, ночь умирала в пламени восхода - первого восхода
нового тысячелетия - распаляясь в его лучах, словно сгорая над пламенем
свечи, обжигает свои нежные крылья бабочка.
С его приходом ничего не изменилось - та же трава, цветы, листья на
деревьях - все, так же как и всегда, осталось по-прежнему. И никто не
услышал тишину, когда она мягко, на цыпочках, вошла и уютно расположившись
на мягком ковре пока еще зеленой травы, стала молча наблюдать.
В разгар войны никто ничего не понял. Каждый воевал сам с собой и сам
за себя, лишь краем уха ловя эту гнетущую тишину где-то внутри. Мысли
разбивались о порог сознания. В них была только война, понятная людям,
ничего больше. Та война, в которой было бы трудно победить и невозможно
остановить. Где-то беззвучно трубили горны, взвывая к битве; лошади
вставали на дыбы, и падали замертво, сраженные меткой пулей врага
генералы; солдаты кричали 'Ура!' и рвались в атаку. В этом смятении и
страхе, в этом наваждении каждый пытался понять где же заканчивается
иллюзия и начинается реальность. Каждый пытался отыскать эту чуть заметную
человеческому глазу линию, тот край, за которым, наконец, будет закончена
война.
- Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь... - бежали по кругу стрелки
часов, не предаваясь земным утехам. Они с высоты взирали на новый мир и о
чем-то шептались между собой.
- Тик-так, тик-так, - говорила одна.
- Тик-так, - вторила ей другая.
Их дело было лишь считать минуты, остальное - не столь важно. Они были
здесь, они существовали, но лишь на Время, которое теперь замолчало и
забыло о них.
Как трудно сейчас было понять, что дальше не будет ничего, даже
Времени, что напоминало о себе постоянной гонкой. Его ритм навсегда утаил
в себе скрытую от чужих глаз тайну. Секунды летели, не спрашивая на то ни
у кого разрешения. И никогда не было понятно, что несут они в себе. Такие
маленькие они вдруг становились минутами, часами. Когда секунд было мало,
никто не хотел замечать этого; когда становилось слишком много, их
начинали бояться, ими начинали дорожить и старались сохранить как можно
дольше, чувствуя непреодолимую силу.
В деревьях и цветах больше не стало той свежести и аромата, лишь только
одно их существование. Они больше никогда не завянут, никогда не осыплется
желтая листва с деревьев, и никогда не перестанут течь реки, омывая камни,
лежащие на дне. Hо уже никогда не будет той живой красоты и прелести, что
дарили они долгими веками.
Мир без Времени остановился. Больше не надо никуда спешить, чтобы
успеть. Hе надо догонять, чтобы оказаться впереди. Hе надо гнаться за
мыслью, чтобы поймать ее - она появлялась сама, из ниоткуда и исчезала,
тая во мраке.
Мир сошелся в одной точке Вселенной, закружил, закружил в нескончаемом
потоке звезд. И миллиарды лет существования канули в небытие, будто и не
было их.
- Тик-так, тик-так, - стрелки вели непринужденную беседу. В их
разговоре так трудно разобрать слова, да и не нужны они были. Времени
больше не было, как и глупых разговоров о нем.
Может завтра, может никогда, но возвращая прошлое, вспоминая былые
огрехи, оно давало знать о себе тихим шелестом типографских страниц,
сдувая пыль с толстых томов.
Книги, так же как и Время были вечны.



Назад