56cbc3a5

Ларионова Ольга - Солнце Входит В Знак Близнецов



Ольга Ларионова
Солнце входит в знак Близнецов
Там звезды сияли,
И солнце слепило,
И облака отражались в воде...
Но где это было?
Не здесь это было...
А где?
Где эта точка пространства
И времени?..
Э. Межелайтис
Ивик любил свое место. Даже нет, не любил - он просто не представлял
себя в классе за другой партой. Классы сменялись лабораториями, учебными
кабинетами, а место оставалось прежним: крайняя колонна, ближайшая к двери
парта. Отсюда, едва зазвучит последний звонок, в один прыжок можно очутиться
в коридоре, и сюда легче всего проскользнуть, если учитель оказывается в
классе на секунду раньше тебя.
Был ли Ивик лентяем, прогульщиком, .двоечником? Отнюдь нет. По
большинству предметов он колебался между "четверкой" и "пятеркой", правда,
скорее благодаря своей прекрасной памяти, чем усидчивости, а главное -
вопреки стойкому равнодушию ко всем точным наукам.
Большинство учителей по этим предметам - физик, химичка, чертежник -
махнули на него рукой, довольствуясь четким повторением заданного, но
математик, старый романтик с неоригинальным прозвищем Катет, не оставлял
надежды заменить это равнодушие если не страстью, то хотя бы любопытством.
Вот и сейчас Катет, чуть прихрамывая, кружил по классу, изредка и
ненавязчиво поглядывая в сторону Ивика.
- Каждый из нас может легко представить, себе двумерное и трехмерное
пространства, - рассказывал Катет. - Труднее представить пространства
одномерное или четырехмерное, тут уже нужно немножечко фантазии. Но вы ведь
у меня все фантазеры хотя бы немножечко, не так ли?
Улыбнулся весь класс - ну просто не мог не улыбнуться, когда Катет
этого добивался. А с некоторых пор старый и опытный педагог прикладывал все
усилия, чтобы всецело подчинить себе ребят. И подчинял - кроме одного. Того
самого, ради которого старался. Этот и сейчас смотрел на него со странным
выражением послушания и отрешенности, когда просишь повторить - повторяет
дословно, как магнитофон, ну прямо на "пятерку". Но ведь не этого добивался
учитель...
- Гораздо труднее представить себе многомерное пространство. На первых
порах достаточно просто поверить в его реальное, осязаемое существование. А
когда вы в это поверите, то сможете принять и такую гипотезу: мы живем в
первом, втором и третьем измерениях, но ведь в этом же объеме пространства
одновременно могут существовать и совокупности, скажем, седьмого, восьмого и
девятого измерений, которые представляют собой целый мир, который мы просто
не можем воспринимать, мы считаем его вакуумом. И таких неощутимых миров -
бесконечное множество, и мы даже не знаем, повторяют ли они наш, или чуточку
отличаются, или ни в чем с нашим не схожи... Все это не более чем смелое
предположение, ведь об этих сопространственных мирах мы не имеем никаких
данных, ни точных, ни смутных. Но вот пофантазировать мы можем...
Разумеется, уже на переменке.
Не прерывая рассказа, он дошел до середины прохода и, поворачиваясь,
привычно глянул туда, где сидел всегда прилежный до уныния, равнодушный до
отчаянья Ивик.
И не узнал мальчика.
Обычно слушавший с полуприкрытыми глазами, он вдруг преобразился так,
словно зазвучала его любимая музыка. Класс тоже помалкивал - видно было, что
усилие рассмотреть сопространственные миры прямо-таки витает в воздухе.
- А теперь у нас осталось несколько минут, чтобы повторить пройденное,
- проговорил Катет, и глаза Ивика тотчас погасли и прикрылись пушистыми
немальчишечьими ресницами.
"Ничего, ничего, - говорил себе старый учител



Назад