56cbc3a5

Ларионова Ольга - Чакра Кентавра



sf_fantasy Ольга Ларионова Чакра Кентавра Ольга Ларионова — автор потрясающего «Леопарда с вершины Килиманджаро», поэтично-прозаичных «Сказки королей» и «Сонаты моря» — и множества других романов, повестей и рассказов, давно уже составляющих классику отечественной фантастической прозы. Перед вами — первая книга великолепной трилогии Ларионовой «Венценосный Крэг».

Трилогия, которая должна была стать всего лишь пародией на «космические оперы» — а стала вместо этого самой, возможно, поэтичной и красивой сагой за всю историю российской фантастики... Это — легенда остранной и прекрасной планете Джаспер.

О планете гордых лордов, бьющихся на мечах — и посылающих космические корабли к дальним мирам чужих звёзд. О планете, где грядущее читают в магических картах, а роботов зовут сервами.

О планете, где на королевских турнирах сражаются лазерными дезинторами, собирают рыцарские отряды для космических путешествий — и свято блюдут древний Договор с мудрыми птицами крэгами. Ибо без зрения крэга всякий человек этой планеты — слеп.

Ибо лишь глазами крэгов видят обитатели Джаспера окружающий их мир. Вот только — что они видят?..
Ольга, Ларионова, Чакра Кентавра, крег, космическая опера ru Александр Хмызов alexcop alex-cop@yandex.ru Fiction Book Designer 2005-04-18 FBD-KTDP6BE3-J3A3-EMTI-I5MC-BH7PDC14XA4V 1.1 Небольшая правка (Добавлено название серии)
Ольга Ларионова. Чакра Кентавра АСТ М. 2002 5-17-008651-2 Ольга Ларионова
Чакра Кентавра
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДОЧЬ ДЖАСПЕРА
1. ТРЕТИЙ В ИГРЕ — РОК
Голос возник в анфиладе вечерних покоев. Он еще не звучал, незваный и неминуемый, а сторожевые вьюнки, свисавшие со стрельчатых прохладных арок филигранных комнаток, следующих друг за другом, как составленные в ряд шкатулки, уже уловили присутствие постороннего и пугливо свернули свои паутинные стебельки в упругие спиральки. Нездешние цветы и травы, чеканные накладки стен и потолков… Здесь все оставалось так же, как было при жизни Тариты-Мур — властной и одинокой хозяйки этих покоев, любившей проводить предзакатные часы нелегких раздумий в уединенной тишине своего зимнего сада.
Теперь он, эрл Асмур, ее сын, владетельный ленник короля всегда зеленого и когда-то счастливого Джаспера, был полновластным и единоличным хозяином всего необозримого в своей протяженности замка, и только сервы, позвякивая членистыми манипуляторами, исчезали при его приближении; но, кроме всей это безликой полупресмыкающейся армии, ни единой тени не возникало в древних прадедовских стенах.
Впрочем, в былые времена здесь появлялась скользящая светлая тень, но он гнал от себя это воспоминание, ибо в настоящем этому уже не было места…
Внезапно воздух в комнате уплотнился и затрепетал — верный признак того, что здесь возникло неощутимое.
— Мой слух принадлежит тебе, вошедший без зова! — проговорил Асмур, нарочито сдержанно, пряча природное высокомерие — кем бы ни оказался его невидимый собеседник, он заведомо ниже по роду и титулу; но раз уж этого разговора не избежать, то надо хотя бы постараться побыстрее его закончить, а сдержанность — сестра краткости.
— Эрл Асмур… — высокий юношеский голос зазвучал и сорвался. Голос, чересчур звонкий для комнаты-шкатулки. — Высокородный эрл, как велит нам закон предков, мы собрались у наших летучих кораблей; нас девять, и у каждого из нас на перчатке тот, кто ждет выполнения Уговора.
Юноша говорил учтиво, и главное — сегодня он имел право говорить без вызова. Потому что десятым кораблем должен стать именно корабль Асмура. Ему — вести армаду, им, — подчиняться.



Назад